Блоги

  Январь 2019  
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31      

Ты — репортер

X
Имя:Эл. почта:Телефон:Заголовок новости:Текст новости:

Введите текст на картинке

 
X
Имя:Эл. почта:Телефон:Тема статьи:Комментарий к теме:

Введите текст на картинке

 
Подписка на новости:
Создание сайтов, продвижение

Константин Емешин

Руководитель "Школы реальной политики", отдела по защите прав пациентов правозащитной некоммерческой организации "Медицина и право", председатель ТСЖ
X
Имя: E-mail: Сообщение:

Последние посты

Создание сайтов, продвижение
  • НЕОБХОДИМ ЗАКОН АЛТАЙСКОГО КРАЯ «ОБ ОБЕСПЕЧЕНИИ КАЧЕСТВА И ДОСТУПНОСТИ МЕДИЦИНСКОЙ ПОМОЩИ НА ТЕРРИТОРИИ АЛТАЙСКОГО КРАЯ»

    Выступление  на  депутатских слушаниях


    «Законодательство Алтайского края: состояние, мониторинг


    и перспективы совершенствования»,


    Барнаул, 29 мая 2013 г.


     


    НЕОБХОДИМ ЗАКОН АЛТАЙСКОГО КРАЯ «ОБ ОБЕСПЕЧЕНИИ КАЧЕСТВА И ДОСТУПНОСТИ МЕДИЦИНСКОЙ ПОМОЩИ НА ТЕРРИТОРИИ АЛТАЙСКОГО КРАЯ»


     


    ЕМЕШИН Константин Николаевич,


    руководитель отдела защиты прав пациентов АНО «Медицина и право»,


    кандидат медицинских наук


     


    Уважаемый Иван Иванович, уважаемые участники депутатских слушаний !


     


    Благодарю за возможность выступить на данных слушаниях, которые подводят некоторую черту под итогами законодательной деятельности в крае и намечают вектор дальнейшей законодательной активности.


    Когда меня спрашивают граждане: «А кто вообще и как инициируют законы Алтайского края», то я отмечаю три источника появления законодательной инициативы:



    1. Самая распространенная инициатива это приведение краевого законодательства в соответствии с новым федеральным законодательством. Это самый частый источник разработки краевых законов. Кстати сегодня все выступающие как раз об этом и говорили, как о МОНИТОРИНГЕ законодательства.

    2. Другой источник законодательной инициативы это некоторые лоббистские устремления тех или иных общественных или финансовых групп. Причем иногда это даже не бросается в глаза, но например можно привести один из законов касающийся частно-государственного партнерства, когда в нем были задан некий большой финансовый порог, который, по сути, могла преодолеть только одна фирма. И поэтому данный законопроект был явным  лоббированием интересов этой кампании.

    3. Однако в своем выступлении хотелось бы обратить внимание о третьем варианте законодательной инициативы, которая проистекает как бы «снизу» из анализа технологий жизнеобеспечения в той или иной общественной сфере. Поэтому  такой подход проиллюстрирую его на примере законодательства в сфере ЗДРАВООХРАНЕНИЕ.


    Прежде всего, хотелось бы отметить, что «Здравоохранение» это совместные полномочия Федерации и региона.


    Технология жизнеобеспечения в этой сфере касаются таких социальных групп как пациенты и врачи, юридические лица, каковым являются лечебные учреждения, а также многочисленные бюрократические структуры, начиная от органов управления и кончая службами лицензирования, надзорными службами, разветвленной сетью страховых медицинских организаций.


    Поэтому третий вариант – законодательные инициативы, которые становятся очевидными, когда начинаешь системно анализировать организацию системы здравоохранения.


    Сразу обозначу вывод: в крае необходимо принять закон «ОБ ОБЕСПЕЧЕНИИ КАЧЕСТВА И ДОСТУПНОСТИ МЕДИЦИНСКОЙ ПОМОЩИ НА ТЕРРИТОРИИ АЛТАЙСКОГО КРАЯ».


    Технология организации здравоохранения известна специалистам организаторам здравоохранения. Так вот, анализируя эту систему можно четко выделить элементы системы управления,  которые решены в федеральных нормативных актах, другая часть решена на краевом уровне. Но есть пробелы, из-за которых не удается реализовать декларируемую СИСТЕМУ УПРАВЛЕНИЯ, а в результате нарушаются права пациентов или  медицинских работников, лечебных учреждений.


    Так приоритеты законодательства в сфере здравоохранения на сегодняшний день строятся вокруг векторов КАЧЕСТВО и ДОСТУПНОСТЬ.


    Казалось бы, с позиции обывателя это просто известные слова, но реально эти два понятия требуют существенной нормативной проработки и детализации. Так, они находятся в конкурентных отношениях – обеспечение современного качества невозможно сделать равнодоступным всем. С другой стороны высокая доступность медицинской помощи, как правило, касается помощи, которую нельзя обозначить на современном уровне как КАЧЕСТВЕНННАЯ. Поэтому в крае надо нормативно отработать эту грань.


    Далее, говоря о качестве и доступности, любой организатор может обозначить такой механизм как КОНКУРЕНЦИЯ, тем более федеральный законодатель закрепил такое право пациента – право выбора лечебного учреждения и врача. Это очень сложный раздел, требующий нормативного обеспечения. Технологии здравоохранения требуют этапности оказания помощи, начиная с ФАПа и кончая центрами высокотехнологичной помощи. Здесь тема КОНКУРЕНЦИИ тоже требует нормативного обеспечения. Тем более что в крае, по сути, сформировалась одна громадная монополия – большинство ЛПУ являются государственными. А тут совмещение абсолютно противоречивых функций. Сегодня Управление здравоохранения определяет политику в области здравоохранения, но в тоже время выполняет функцию СОБСТВЕННИКА этих больниц, именно этот орган выполняет государственные полномочия по лицензированию большинства видом медицинской помощи. Ну не может по определению один и тот же орган выполнять функцию СОБСТВЕННИКА части больниц и тут же выполнять государственную функцию лицензирования. Не может один и тот же орган от имени государства определять понятие КАЧЕСТВО, обеспечивать это качество и в тоже время контролировать это качество.


    В свое время была попытка в государстве решить эту проблему путем административной реформы, разделив полномочия на вертикаль государственной политики, вертикаль надзорную и вертикаль финансирующую (агентства). Однако эта модель не реализована и все осталось противоречивость. И здесь на уровне края можно многое сделать путем принятия краевого закона.


    Очень важно на краевом уровне законодательно и в целом нормативно решить проблемы связанные с тарифным соглашением. Это ключевой  механизм. Тарифы не могут быть ниже себестоимости, тарифы должны обеспечивать равный доступ субъектам на рынок медицинских услуг. Не может быть разный тариф на одни и те же медицинские услуги. Например, в крае сейчас ввели подушевое финансирование поликлинических услуг. Причем для одних поликлиник оставили финансирование на старых схемах оплаты за услугу или посещение. Кроме этого нормативы подушевого финансирования для разных ЛПУ различны и получены не понятными механизмами обратного счета. Какими нормативными актами определены эти механизмы?


    И вообще само понятие «подушевого финансирования» давно отработанная организационная технология, но она введена без детального нормативного обеспечения в крае с детализацией тех лакун, которые не детализированы в федеральном законодательстве.


    Кроме этого любой организатор здравоохранения может отметить, что никакого подушевого финансирования не может быть без того, чтобы ввести в поликлинике механизмы фондодержания. На этот счет нет в крае ни «дорожной карты», ни нормативных документов.


    Попытки предложить решение этих проблем почему-то натыкаются на скепсис краевых руководителей, которые сомневаются в своих способностях решить все проблемы из-за непредсказуемости и противоречивости федеральных решений, а также недоверия тем руководителям больниц, которые сами же и назначили.


    Отсутствие детальной законодательной базы обеспечивающих всю технологическую цепочку управления медицинской помощью в крае зачастую порождает нарушение прав пациентов. Вот только один пример – какие-то поликлиники имеют мамологические центры, а какие-то нет. Пациент наблюдается в одной поликлинике, идет в поликлинику где есть такой центр, но там предлагают прикрепиться к этой поликлинике, пациент отказывается, а тут же орган управления требует – вы не имеете право отказать.


    Или из-за отсутствия четких нормативных документов в крае возникают абсолютно противоречивые   ситуации. Так, например, как можно сочетать «подушевое финансирование» и проверку выполнение нормативов посещений (функция врачебной должности)? Хотя формально в законодательстве нет такого понятие как «штрафы», но реально больницы, по сути, штрафуются.


    А еще один классический пример правовой несуразице. ПИАР-службы краевой администрации радостно сообщают о деятельности «поездов здоровья». Но реально – это же не законно, т.к. в российском законодательстве заложен принцип лицензирования медицинской деятельности по адресу юридического лица. А поезд не имеет такой лицензии.


    Так что системный анализ управления такой отраслью как здравоохранение показывает, что здесь громадное поле деятельности для нормотворчества – часть из которого требует краевого Закона, а где-то можно обойтись Постановлением администрации или каким-то другим нормативным актом.


    Но на первом этапе предлагаем поработать над законом Алтайского края «ОБ ОБЕСПЕЧЕНИИ КАЧЕСТВА И ДОСТУПНОСТИ МЕДИЦИНСКОЙ ПОМОЩИ НА ТЕРРИТОРИИ АЛТАЙСКОГО КРАЯ».


    АНО «Медицина и право» готова подключиться для разработки такого закона.    


     


     http://kyemeshin.livejournal.com/58562.html

    30.05.2013
X
Имя: Аватар: E-mail: Комментарий:

Введите текст на картинке

Нет комментариев

Elements not found