Блоги

<< Декабрь 2017  
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31

Ты — репортер

X
Имя:Эл. почта:Телефон:Заголовок новости:Текст новости:

Введите текст на картинке

 
X
Имя:Эл. почта:Телефон:Тема статьи:Комментарий к теме:

Введите текст на картинке

 
Подписка на новости:
Создание сайтов, продвижение

Авторские выступления

Валерий Савинков

журналист

О встрече губернатора Юрченко с Путиным – странности перевода…

Журналист Валерий Савинков рассуждает по поводу реального содержания, таящегося в ряде  высказываний, прозвучавших из уст губернатора Новосибирской области Василия Юрченко в ходе встречи с президентом Путиным  11 декабря.

- Довольно рядовая встреча губернатора и президента, однако,  оказалась очень интересной. Во всяком случае, на следующее утро у меня возникла живая дискуссия с рядом коллег из Новосибирска (что совершенно нехарактерно для обычно засушенных как вобла официальных стенограмм общения чиновников). Интерес при этом вызвали исключительно высказывания Юрченко – что также не очень характерно для этого обычно любящего задние планы человека.

Странности началось  с того, как губернатор представил Путину проект строительства в Новосибирске третьего моста через Обь, отметив важность федеральной помощи и пригласив Путина на его открытие.  «Конечно, Владимир Владимирович, это очень серьёзный объект не только для Новосибирской области, но и для Алтайского края, Горного Алтая, поскольку это единственный выход с запада».   

Услышав такое, я как-то даже усомнился в своем понимании окружающего мира – неужели, думаю, этот локальный коммунальный проект (примерно в километре выше по течению Оби от действующего «Коммунального» моста) имеет такие глобальные перспективы? Вот Василий Юрченко знает о его значении едва ли не для всей Сибири, а я-то думал, что это просто еще один мост, который не решит кардинально даже внутренних проблем трафика в Новосибирске?  Но коллеги меня успокоили – нет, мол, никакой особой военной тайны про мост, которую знает Юрченко и никто другой, не появилось. «Это он просто перед президентом решил хвост распустить, денег, может, человеку надо».

Читаю стенограмму дальше – и вновь охватывает меня когнитивный диссонанс. «Мы одной из задач поставили сделать Новосибирск в восточной части страны инфраструктурным центром, удобным для ведения бизнеса, для межрегионального взаимодействия субъектов и приграничных государств, у нас граница с Казахстаном 318 километров. Ввели один из самых современных в стране выставочных комплексов (это признание всех, и некоторые министры были там, проводили рабочую российско-китайскую комиссию) «Сибэкспоцентр». Площадка сегодня может принимать любого уровня мероприятия, в том числе международного. Приступили в этом году к реконструкции аэропорта Толмачёво, то есть это ещё один этап по увеличению пропускной мощности, поскольку многие сегодня с Кемеровской области, Омской и Томской летают через Новосибирск. У нас 14 рейсов только на Москву. Поэтому такой транспортный узел очень серьёзный формируется».

У нас. Граница. С Казахстаном.

Нет, кусок границы в НСО, конечно, есть. Только вот товарного трафика через это захолустье нет. Т.е. физически граница как бы есть – но ее как бы и нет. Реальная граница области с Казахстаном (а точнее с завозимыми в Новосибирск оттуда транзитом  китайскими и отчасти среднеазиатскими товарами) существует, но проходит она не по унылым степям северного Казахстана, а через Алтайский край (и отчасти Омскую область) .  Каковые предстают для торгового бизнес-сообщества Новосибирска, доверенным представителем которого обычно является местный губернатор, самое лучшее как рынки розничного сбыта. Если не как досадное пространство, удлиняющее транспортное плечо. «Дикое поле, в котором гуляет лихой человек».

Монополия на этот транзит китайских и среднеазиатских товаров и является сегодня основой умеренного благополучия Новосибирской области. Достаточно для этого посмотреть на структуру ее валового регионального продукта. В целом, кстати, довольно скромного – по данным Василия Юрченко – 625 млрд  рублей  в 2012 г. В Алтайском крае его ожидают в 2012 г. на уровне 60% от показателей НСО. При примерном равенстве вклада в него со стороны реального сектора в двух регионах (промышленности и сельского хозяйства) мы видим, что вся разница, весь источник скромного просперити Новосибирска лежит в сфере в разы более высокого товарооборота и сопутствующих ему отраслей городской экономики – финансов, логистики, буквально роящегося на каждом шагу в Новосибирске малого бизнеса.  

Но это довольно опасный источник процветания. Товарные потоки очень динамичны. И если бизнес-сообществу Новосибирска примерно около десятилетия назад удалось их выстроить таким неестественным образом (импортные товары сначала завозятся на север Сибири, а затем вновь розничными потоками спускаются к ее густонаселенным южным областям), то это не означает,  что такое положение будет длиться вечно. За то же последнее десятилетие  бизнес-сообщества пограничных регионов существенно нарастили и финансовые и (что особенно важно) интеллектуальные ресурсы и все чаще конфликтуют с претендующим на монополию внешней торговли новосибирским бизнесом. Причем,  это отмечается не только на Алтае, где оптовые потоки импорта подмяты Новосибирском настолько, что даже нелегальный  наркотрафик (!) сначала завозится азиатскими курьерами в Новосибирск, а затем возвращается розничными партиями на Алтай. Недавно отмечала, что торговый бизнес Новосибирска сейчас агрессивно захватывает рынки торговли с Китаем и Монголией в Восточной Сибири «Иркутская торговая газета». Одновременно с этим в бизнес-сообществе Новосибирска обсуждаются планы создания и эксплуатации прямого транспортного коридора в Китай и Монголию через Алтай. «Нам интересна не только Монголия, но и вся Юго-Восточная Азия. Монголия граничит с Алтайским краем, и в этом месте будет открыт пункт, через который будет проходить до 30% товаром между Китаем и Россией через Монголию – китайская сторона уже вкладывает в этот проект деньги, строит дороги», - цитировала газет заявление представитель национальной ТПП Монголии в Западной Сибири Сергея Дудина.

То же самое желание – выстроить в Новосибирске сомнительной перспективы «вторую Москву» можно видеть и в высказываниях г-на Юрченко перед президентом. Нет, не хочу его упрекать за упомянутую им попытку переманивая агровыставки из Барнаула. Тут-то как раз все нормально. Если на Алтае  принято «бороться с оппозиционерами» таким путем  - так что же ее не переманить? (Тем более, что вопрос еще не решен). Но вот озвученный президенту план «транспортного узла такого серьезного» в Толмачево – это, конечно, доставляет. Жителям почти полутораммиллионного Омска, на минуточку, находящегося в 650 км от Новосибирска, будет,  безусловно, очень весело узнать, что их аэропорт неперспективен и летать им лучше через Новосибирск. Хотя недогрузка аэропортов крупных сибирских городов реально существует (из-за низких доходов населения)  и не позволяет портам активно развиваться самостоятельно без госдотаций – искать выход на пути накачивания развития одного из них( при сибирских то расстояниях!), это, конечно, сильно!

В последние пару лет показатели развития НСО начали затухать. Медленно, но стабильно снижается уровень жизни (к среднему по России).  На мой взгляд, это связано именно с тем, что область начала терять свое основное преимущество – некое интеллектуально превосходство бизнес-сообщества, позволявшее ей еще недавно эффективно вытеснять с рынков конкурентов из других регионов. Есть основания полагать, что эти конфликты будут нарастать и дальше – и в Забайкалье, через которое в Сибирь идет товарный поток с востока Китая, и на Алтае. И ближайшее десятилетие может стать для Сибири временем конфигурации новой иерархии регионов и крупных городов.

← Назад
X
Имя: Аватар: E-mail: Комментарий:

Введите текст на картинке

  • Аспирин

    Аспирин

    Интересно. А я думал, что основной поток китайских товаров поступает по Транссибу.

    2012-12-13 в 13:52

Elements not found